Яндекс.Метрика
3     МАУ "Редакция газеты "Земля" Каменского района. Категория сайта: 12+.
   Телефоны: 8(863-65)95-114, 8(863-65)95-154. E-mail: zemlya_donpac@mail.ru.
   Адрес: 347850, Ростовская область, Каменский район, п. Глубокий, ул. Ленина, 16.

«Он видел в каждом малыше непокоренный Ленинград»

В этом году 27 января в нашей стране отмечается 75-летие полного снятия блокады Ленинграда. Это одновременно и радостная, и до краев наполненная человеческими трагедиями дата. Блокада Ленинграда длилась долгих 900 дней и запомнилась как самая жестокая осада в мировой истории. За время блокады погибли, по разным данным, от 300 тысяч до 1,5 миллиона человек.
Вот уже четверть века живет в хуторе Волченском Александр Нилович Соколов, а в далеком 41-м году он был маленьким ленинградцем.
К началу блокады Ленинграда Саше Соколову едва исполнилось 4 годика. Жил он со своей мамой Марией Павловной и шестилетней сестрой Надей в квартире на знаменитой Фонтанке. Глава семьи, Нил Павлович, еще до начала войны, весной 41-го, был арестован, доставлен в «Кресты», а затем, как «враг народа», осужден по 58 статье.
– Первым от голода умер дедушка Павел Лаврентьевич Нилов, мамин отец. Жалея своих малолетних внуков, он весь скудный паек отдавал мне и Наде, – с неутихающей душевной болью рассказал Александр Нилович во время нашей встречи. – Чтобы как-то согреться, я лежал с дедушкой под одеялом, а он в это время тихо умер. В феврале 42 года мама заболела, ноги отекли, она ослабла от голода и холода. Сил за нами ухаживать у нее совсем не было. Восьмого февраля бабушка посадила меня и сестру в санки и повезла в ближайший детский дом. Брать нас туда не захотели. Отец – враг народа, а мать фактически еще живая. Тогда бабушка вернулась домой, собрала все остававшиеся ценные вещи и снова пошла в детдом. В тот же вечер нас посадили не в открытую «полуторку», как показывают во многих фильмах о блокадном Ленинграде, а в автобус и по «Дороге жизни», проходившей по Ладожскому озеру, эвакуировали из осажденного города. Большинство детей были так истощены, что даже во время страшных взрывов от постоянной бомбежки не кричали и не плакали. Они просто тихо сидели или лежали, многие спали.
«Дорога жизни» месивом покрыта,
Но как-то еще держит благодатный лед,
Еще рывок – и будь ты проклята, блокада, и забыта,
Под бомбами мы тянемся вперед.
(Здесь и далее по тексту использованы строки из стихотворения А.Н. Соколова «Человек-землянин». – Прим. автора).
Дальше, по воспоминаниям Александра Соколова, детей поместили в товарные железнодорожные вагоны, где в три яруса стояли нары, и повезли на не занятый еще немцами юг страны.
На Юг тащился эшелон,
Зевал голодный кочегар.
В «телятнике» блокадный детский дом
Пытался прибыть в Краснодар.
На вокзалах суета,
Мелькают литерные поезда,
И только наш стоит и ждет,
Когда потратит свой заряд немецкий самолет.
Менялись зори и закаты,
А путь совсем не прост,
И гибли дети, как солдаты,
Идя в атаку в полный рост.
В конце пути фашист достал,
Он танком мял, в упор стрелял,
Как будто бы «при шпалах комиссар»
Пред ним поверженный стоял.
Как было сладко на душе,
Как ликовал звериный брат,
Он видел в каждом малыше
Непокоренный Ленинград.
Подробнее в номере от 25 января 2019 года.
Материал подготовила Л. Казмерова, наш корр.
Фото автора и из архива А. Соколова.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить