ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
3     МАУ "Редакция газеты "Земля" Каменского района. Категория сайта: 12+.
   Телефоны: 8(863-65)95-114, 8(863-65)95-154. E-mail: zemlya_donpac@mail.ru.
   Адрес: 347850, Ростовская область, Каменский район, п. Глубокий, ул. Ленина, 16.
Четверг, 19 марта 2020 17:01

«По мне прошлась война… И не одна»

Так называется книга нашей землячки, члена Союза писателей России Нины Дернович. В ней стихи и проза, истории реальных людей, родных и знакомых. В прошлом году Нина Андреевна побывала на открытии казачьего музея в хуторе Белгородцеве, и эта встреча всколыхнула давние воспоминания о Великой Отечественной войне…

Три дня войны без Ермилова
Я родилась накануне Великой Отечественной войны. Отец мой Андрей Андреевич Ермилов, из старинного казачьего рода из хутора Верхнекрасного. С детства была у него мечта служить, стать военным, чтобы защищать свое Отечество. Еще бы! Казачьи корни. Хотя казачество было репрессировано, в семьях все равно соблюдались казачьи традиции: мальчиков рано сажали на коней, пели казачьи песни, главная тема которых – военные походы, защита Родины. Но чтобы стать хорошим военным, надо учиться военному делу.
В 1934 году для рабочей и сельской молодежи в городе Каменске открылся рабфак. Набавив себе годок, чтобы взяли, туда и поехал Андрей. «Кажется, сбывалась моя мечта учиться», – рассказывал он позже. Но не тут-то было. Заболела бабушка, ноги распухли от голода. Голод выкосил тогда четверть хутора. Воротился выхаживать ее. Но и рабфак не окончил, и бабуню спасти не удалось. В 36-м году она слегла и умерла еще совсем не старая, ей и шестидесяти не было.
А тут армия приспела. В 1937 году Андрея призвали на срочную службу. Служба складывалась хорошо. Уже в 1938 году он заместитель политрука роты. Казалось бы, сбывалось еще одно заветное желание стать кадровым военным. Ан нет, и тут не получилось: «Человек предполагает, а Бог располагает». И года не прошло, как уволили его из армии подчистую, со снятием с воинского учета по состоянию здоровья – врожденный порок сердца и язва желудка. Язва, наверно, с голодухи. А сердце с чего?
1941 год. По шляху хутора неслась гнедая взмыленная лошадь. У каждого подворья черный вестовой выкрикивал: «Война, война». Это известие было настолько неожиданным, что не все сразу поверили. Потом кто-то приехал из райцентра и подтвердил тяжелую, злую весть. В хуторе стало давяще тихо. Казалось, что даже птицы смолкли.
Андрей ждал повестку. Он был в недоумении: как же там воюют без него? Он впитал с раннего детства: «Казаку война, что мать родна. Казак рожден, чтобы защищать свое Отечество». В тяжких раздумьях, понурив голову, сидел он на высоком крутом берегу родного Донца. Друг его Виктор Краснов уже ушел на войну. И Володя Палкин, а ведь молодой совсем еще. Андрей переводил взгляд с одного куреня на другой, и почти каждый уже принес свою жертву войне. Его земля в опасности. Но сможет ли он помочь ей? Ведь не случайно его списали. Сердце не игрушка.
Андрей сидел на своем любимом холме, которому поверял все свои беды, который был для него исповедальней. У него только что родилась дочь. Если он, как говорили, «революционный», рожденный в 1917 году, причем в октябре, то дочь у него «военная», рожденная в самый канун Великой Отечественной. Только жить бы да жить. Но мог ли он, списанный из армии по состоянию здоровья, оставаться в тылу, когда враг бомбил города и села, топтал его родную землю, когда погибали дети, такие же невинные и беспомощные, как и его дочурка. Или он не казак?
Уже стемнело, а он никак не мог принять решения. Откинулся на спину. И тот час на него огромным куполом нахлынуло миллионозвездное небо. Казалось, что все звезды заглядывают ему в глаза, ожидая его решения. И вдруг память из дальнего, пахнущего полынком и еще какою-то сладкой травой детства вырвала картинку: они с дедушкой на сенокосе, вдвоем лежат в степи у стожка. Над ними огромное звездное небо. Дедуня рассказывает внуку о том, что звезды – это глаза умерших, глаза дедов и прадедов, глаза их предков. Они постоянно наблюдают за каждым и ждут только хороших поступков. «Они всегда будут видеть твои подвиги, – говорил деда, – будут смотреть, как ты защищаешь свой дом, свою землю-кормилицу». Андрейке было жутковато. Он жался к дедушке. И долго-долго помнил, что за каждым его поступком наблюдают глаза звезд. Он знал, что если погибнет в бою с врагами своего рода-племени, своего Отечества, то попадет в рай на радость предкам. Со временем понял, что главное жить и поступать по чести и совести, будто на тебя все время смотрят звезды. А когда понял это, прошли всякие страхи, и страх смерти тоже. И он уже редко вспоминал о звездах, озирался на них.
Два десятилетия прошло с того ночного разговора. И вот сейчас Андрей о нем вспомнил. Как каждая капля воды питает землю, так и каждое слово питает душу. Он решительно потянулся, расслабил мышцы, чтобы теснее прижаться к траве, каждой клеточкой ощутил шероховатость своего любимого косогора, резко оттолкнулся от него и решительно пошел собирать походную суму.
– Война уже три дня уродует мою землю, а я все еще дома!
– Да сиди уж ты. Тебе же русским языком сказали – не здоров, – уговаривала его жена.
– Подумаешь – порок сердца. Порок – не порок, а нужно защищать дома своего порог. Ну что же, «если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе». Поеду проситься.
Никакие уговоры не помогли. Он вскочил на коня и понесся в военкомат. На четвертый день, 25 июня 1941 года, его провожали на долгие 5 лет.
Кстати, как и положено казаку, комбат, старший лейтенант Андрей Андреевич Ермилов почти всю войну был неразлучен со своим боевым другом – конем Орликом. А когда в одном из последних боев под Прагой Орлика убило немецким снарядом, он плакал, не стыдясь своих слез.
После войны журналист, писавший статью о нем, озаглавил ее: «Три дня войны без Ермилова». Андрей опоздал на войну на три дня. Но и с возвращением домой не поторопился. Прошел еще всю Маньчжурию, тонул в Халхин-Голе, преодолевал хребты Большого Хингана… Словом, громил самураев Квантунской армии и возвратился в орденах и медалях только в сорок шестом к жене и пятилетней дочери, которая его не узнала, да к могиле деда, воспитавшего его, который его так и не дождался.
Будучи школьницей и слушая рассказы об ужасах начала войны, я думала, что эти первые дни были такими трудными потому, что там еще не было моего отца.
Подробнее в номере от 20 марта 2020 года.
Н. Дернович, член Союза писателей России, уроженка Каменского района.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии  

# Дернович Нина Андрее 22.03.2020 11:30
Большое спасиБо за публикацию! Как хорошо, что в газете письма не теряются, а публикуются по мере возможности и необходимости.
Говорят, что люди живут, пока о них помнят. Вот и моих родителей вспомнили, и значит - они живы. Если они глядят на нас глазами звёзд, то радуются. Низкий поклон за это!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
Яндекс.Метрика