И.И. Ковалёва: «Себя не жалею, ставлю перед собой цели и добиваюсь их»

Руководствуясь такими строгими правилами, в хуторе Михайловка на улице Пушкина вот уже почти полвека живет Ира Ивановна Ковалева. Согласитесь, не все молодые и крепкие от природы люди могут себя так настроить, а нашей героине идет 82-й год. Многочисленные суровые испытания, выпавшие на ее сначала детскую, а потом женскую долю, оставили свой негативный след на состоянии здоровья. Сегодня она инвалид третьей группы. Однако горестным вздохам и жалобным слезам в ее доме места нет. Ведь родом Ира Ивановна с русского Севера, к тому же бывшая комсомолка-целинница, мать, воспитавшая четверых детей. А таких людей сломить непросто.

В семье росла десятым ребенком
Отец нашей героини Иван Михайлович Завалин, 1902 года рождения, ушел на войну, когда его младшей дочери было всего четыре месяца от роду. В июне 1941 года на руках у его жены Анастасии Николаевны остались десять ребятишек, старшему из которых было всего 13 лет. Вместе с ними в деревне Васики (в других источниках пишут Васюки) Башаровского сельсовета Шестаковского района Кировской области жила старенькая бабушка (мама отца). Писем с фронта в семье Завалиных не получали, с войны отец не вернулся. Лишь совсем недавно из открытых источников, опубликованных российским Минобороны на сайте «Память народа», семья узнала правду о нем. Красноармеец, рядовой 359-й стрелковой дивизии Иван Михайлович Завалин погиб в бою 27 декабря 1941 года и захоронен вблизи деревни Чухино Старицкого района Тверской области.
Конечно же, маленькая Ира практически ничего не помнит о голодном и холодном военном детстве. Когда колхоз стал распадаться, мама устроилась на работу в городскую школу ФЗО (фабрично-заводское обучение). Ходила туда за 20 километров на всю неделю. Домой в деревню возвращалась лишь на выходные. Приносила кое-что из одежды и продуктов, наготавливала детям еды, стирала… и снова шла в город на работу. Бабушка умерла в конце войны в один из зимних дней, когда мамы дома не было. Старшие братья сколотили санки, как смогли одели малышей, Ирочку завернули в одеяла и отправились пешком через лес в город. Материнское сердце почувствовало беду, и Анастасия Николаевна отпросилась у начальства и посреди недели заторопилась в деревню. С детьми встретилась ночью на лесной дороге, услышав издали их голоса и плачь. Двое маленьких деток по пути замерзли. Их похоронили вместе с бабушкой.
Вскоре после случившегося матери разрешили забрать детей в город. Семье выделили комнату при учебном заведении, где тогда работала Анастасия Николаевна. С продуктами и одеждой стало получше – детей подкармливали из столовой училища, добрые люди делились вещами. Однако весной-летом голодные дети все равно ходили в лес, собирали крапиву, рвали ее на мелкие кусочки, складывали в большую деревянную чашку, заливали кипятком и ели. Приходилось ребятишкам выстаивать и многочасовые очереди за хлебом, который выдавали после войны по нормам.
В школе Ира отучилась всего пять классов. Потом работала в колхозной огородной бригаде. В 16 лет старшие братья помогли ей устроиться на обувную фабрику. Иру, которая не имела тогда профессиональных навыков, поставили в цех на конвейер, где шили кирзовые сапоги. Она стояла на запуске в начале ленты и отбирала из партий заготовок задники подходящего размера, чтобы на следующем этапе конвейера другие работницы пришивали их к голенищам.
– Мама нас воспитывала очень строго, сегодня бы сказали, что жестко. Но тогда, наверное, по-другому и нельзя было. Помню, как однажды старший брат Женя поддался уговорам товарищей и на часть своей зарплаты купил горстку конфет. До этого все заработанные деньги он всегда отдавал маме, а тут придумал и сказал, что зарплату задерживают. Встретив друзей брата, мама поинтересовалась у них, почему на заводе не платят. Те честно сказали, что деньги они получили вовремя и скоро ждут следующую получку. После строгого допроса, учиненного мамой, брату пришлось сознаться в своем «преступлении». И знаете, какое за это он получил наказание? Мама не разрешала сыну садиться за семейный стол до следующей зарплаты и нам не позволяла ничего ему давать из еды. Но мы все равно даже под угрозой самим остаться голодными кое-что оставляли и потихоньку подсовывали брату. Он же говорил маме, что это ему дают в рабочей столовой, – смахивая с глаз слезинки, поделилась горькими воспоминаниями Ира Ивановна.

На целину по комсомольской путевке
В конце 50-х годов на обув-ной фабрике, где продолжала работать наша героиня, появились объявления и плакаты с призывами к молодежи отправляться на освоение целинных и залежных земель. Ира Завалина вместе с такими же, как и она, активными подругами пошла в спецотдел горкома комсомола и написала заявление. Там им вручили комсомольские путевки, на заводе сделали полный расчет, выдали подъемные деньги. На них по рекомендации опытных старших товарищей девушки, еще будучи в Кирове, приобрели теплые фуфайки, валенки и крепкие сапоги. Мать и старшие братья не хотели отпускать Иру, которой едва исполнилось 18 лет. Но девушка твердо сказала родным, что поедет и никто ее уже не удержит.
На целину комсомольцев-добровольцев везли по железной дороге. Был сформирован специальный пассажирский состав, который, передвигаясь по стране, собирал людей со всех ее уголков. Ехали весело, с гитарами и баянами, через Москву, где случилась многочасовая остановка. Девушки, впервые попавшие в столицу, вышли прогуляться. Был месяц май. Везде на улицах продавали крошечные букетики душистых ландышей. Стоили они тогда один рубль. И советские девчата, окрыленные мечтами, ожиданием новой счастливой, мирной жизни, готовые к грандиозным свершениям во имя Родины, с радостью покупали эти цветочки, вдыхали их аромат и радовались каждому мгновению. Никто тогда не задумывался о предстоящих тяжелых испытаниях в необжитых казахстанских степях, о плачевных последствиях бесконтрольного вмешательства в уникальную целинную экосистему. Все это выяснилось и проявилось потом…
Иру Завалину и ее подруг высадили на железнодорожной станции в Балкашинском районе Целиноградской области Казахской ССР. Добровольцев тепло встретили и на первое время разместили в местном клубе. Девушка сразу проявила свой бойкий и веселый характер. Потребовала от начальства, чтобы их накормили с дороги и дали утюги, чтобы девчата смогли погладить измявшиеся в пути наряды для вечерних танцев, о которых сообщало объявление на входе в клуб.
Вновь прибывшие красавицы сразу и безраздельно завладели вниманием местных парней. Шикарная, толщиной в руку и длиной до пола коса Иры привела многих ребят в восхищение. Один даже поспорил на кило шоколадных конфет, что она ненастоящая – приплела, мол, себе чужие волосы. Чтобы решить назревший спор, подруги помогли Ире сначала расплести косу, а после вновь уложить ее в аккуратную прическу. Пришлось сомневавшемуся бежать в магазин и угощать девчат конфетами.
Освоение целинных и залежных земель требовало решения многих задач, в числе которых первоочередными были обустройство людей на новых территориях, строительство жилья, производственных помещений, социальной инфраструктуры. Поэтому среди прибывших отбирали специалистов-строителей. Остальных отправляли на профобучение. Иру Завалину сначала определили в ближнюю полеводческую бригаду на трактор. Но долго работать там ей не пришлось. Она поранила ногу о жесткую стерню и оказалась в больнице. После лечения ее направили на учебу. Почти год девушка осваивала профессию тракториста-комбайнера. Работать по этой сельской специальности ей довелось всего несколько дней. Труд в жаркой и пыльной степи оказался совсем не женским делом, и ее перевели в заведующие бригадной столовой.
В 1960 году на уборку в Целиноградскую область прибыли солдаты-срочники. Среди них оказался наш земляк из хутора Михайловка Николай Ковалев. Молодые люди познакомились, начали встречаться. После завершения службы в армии Николай решил остаться на целине. До возвращения в 1973 году на его родину у молодой пары родились шестеро детей. В феврале 1962 года на свет появился старший сын Анатолий, через два года сын Александр, еще через два года дочь Галина, а в 1969 году дочь Ольга. Еще были двойняшки, но, к сожалению, они умерли в младенческом возрасте. Примечательно, что свои фактические супружеские отношения Ира Завалина и Николай Ковалев официально не оформляли довольно-таки долго. Лишь в мае 1971 года Ира Ивановна самостоятельно без каких-либо предварительных договоренностей с мужем получила в местном сельсовете свидетельство о заключении брака и как уже случившийся факт предъявила отцу своих детей сей важный документ. Повторные свидетельства о рождении с фамилией Ковалевы, где были указаны оба законные родителя, все их дети получили, когда семья переехала в Каменский район.
Жизнь в суровых казахстанских степях совсем не была похожа на красивую сказку, какой ее себе многие представляли в начале пути на целину. Отсутствие овощей и фруктов плохо сказывалось на здоровье детей. Страшные пыльные бури (бураны) нередко приводили к гибели людей, стоило лишь кому-то сбиться с пути или выпустить из рук канат, который натягивали от жилья к местам работы.
Труд там был физически очень тяжелым. Николай работал в колхозе трактористом, а Ира на животноводческой ферме. Молодой матери приходилось таскать неподъемные ведра, и однажды случилась беда – от поднятой тяжести у нее лопнули маточные трубы, и открылось внутреннее кровотечение. Ближайшая больница, где ей могли оказать квалифицированную медицинскую помощь, находилась в 70 км от дома. Товарищ мужа помог доставить туда терявшую силы женщину. К счастью, врача быстро доставили на вертолете из Целинограда, и он удачно выполнил экстренную операцию. Ира Ивановна осталась живой и потихоньку вернулась к обычной жизни.

Откуда вас столько взялось? Когда же вы закончитесь?
Этими прямыми вопросами встречала многочисленную семью своего сына Николая свекровь нашей героини михайловская казачка Мария Лаврентьевна Ковалева.
– Здесь в Михайловке никто и не знал, что Николай, которого они много лет назад проводили в армию, женился в Казахстане и что у него столько детей. Почему-то не сообщал он об этом никому, даже своим родителям. Сюда на постоянное место жительства мы приехали в июне 1973 года, но перед этим на целине у нас побывали Колин отец и брат. Так что для них семейная жизнь Николая уже не была тайной. На пароме перебрались через Донец. Было темно, шел сильный дождь. Мы пешком дошли до этого дома, постучали. Свекровь со свекром открыли двери. И вот нас целый отряд с сумками и чемоданами стал заходить в дом. Сказать, что свекровь и бабушка мужа удивились такому повороту дел, это ничего не сказать. Они оказались в сильном замешательстве и только успевали нас пересчитывать. Но ничего, поместились, и первое время жили все вместе в двух комнатах. Потом я договорилась с одним хуторянином, который к тому времени перебрался в Гундоровку, и он пустил нас на квартиру в свой пустовавший дом, – рассказала моя новая знакомая.
На родине мужа жизнь пошла веселее. Дети были рады возможности свободно и в неограниченном количестве есть фрукты, ягоды, овощи. Близость реки приводила их в восторг. В Казахстане, конечно, им этого очень не хватало. Сразу появилось много родственников, постепенно обзавелись и друзьями. Николай повысил квалификацию – в Митякинском сельскохозяйственном училище освоил новые трактора и постоянно работал в колхозе «Знамя революции». Ира Ивановна тоже устроилась в колхоз. Трудилась на ферме телятницей, потом на птичнике, на пенсию в 1996 году уходила с должности бригадира колхозной овощеводческой бригады.

Не может жить без планов и задач
Дети выросли, получили профессии, создали свои семьи. Оба сына работали шахтерами. Старший Анатолий даже имеет почетную третью степень шахтерской Славы. Дочь Галина Николаевна Болдырева закончила Ростовский кооперативный техникум, многие годы трудилась бухгалтером, а сейчас она заведует сельским клубом в Михайловке. Младшая Ольга живет с семьей в Гуково.
Вместе с детьми, их вторыми половинками, всеми внуками и правнуками Ира Ивановна считает, что в ее семье 31 человек. В феврале к 82-му дню рождения бабушки в семье внука ожидается очередное пополнение.
Муж Иры Ивановны и ее главная опора ушел из жизни 13 лет назад. С тех пор все заботы по ведению домашнего хозяйства полностью легли на ее плечи. Но унывать и опускать руки совсем не в привычке у этой жизнерадостной женщины. Она продолжает активно заниматься обустройством дома, ухаживает за садом, занимается огородом. В доковидные времена успела вместе с подругой много попутешествовать по просторам нашей страны, совершила паломнические поездки в православные храмы и монастыри.
Как это обычно бывает, очередное испытание на прочность свалилось на нашу героиню и ее родных совсем неожиданно. Два года назад у нее обнаружили злокачественную опухоль в груди. Не теряя драгоценного времени, она обратилась к медикам-специалистам. На помощь пришли дети и внуки. 5 февраля прошлого года (как раз накануне 80-летия Иры Ивановны) опытный врач онколог-маммолог Василий Токмаков сделал ей операцию, и сегодня он продолжает внимательно следить за состоянием своей пациентки. В свою очередь Ира Ивановна старается соблюдать врачебные рекомендации – регулярно пьет лекарства, потому что из-за сопутствующих заболеваний (сахарный диабет и остеомиелит) химиотерапия ей противопоказана. Врачебная комиссия присвоила женщине третью группу инвалидности.
В тепло натопленном доме рядом с обеденным столом на скамейке стоит плетеная корзинка, в ней – муляные нитки, пяльца, салфетки с набросками. Вышиванием крестиком Ира Ивановна начала увлекаться еще в раннем детстве. Сейчас, по ее словам, это занятие помогает ей упражнять мелкие мышцы рук, тренирует остроту зрения. Готовые работы мастерица помещает в аккуратные рамочки и украшает ими зал.
Хлеб наша землячка печет исключительно сама. Эта добрая привычка пошла еще с целины. Ира Ивановна рассказывает, что там в колхозе все пекли хлеб сами. И когда она ставила тесто на опаре, то ее дети никогда не засыпали, пока не отведают свежей хлебной корочки. Раньше пекла хлеб в печи, а после того как сделала в доме ремонт, чтобы не портить дымом новые блестящие потолки, приобрела современную электрическую хлебопечку.
– Я никому не даю себя обижать, но и жалеть даже самой себе не позволяю. Если когда и заболит что-то сильно, то не страдаю, не охаю. Встаю утром с постели и начинаю делать, что считаю нужным. Ставлю цели и обязательно добиваюсь их исполнения. До сих пор сама рублю дрова топором, хотя внуки и предлагают свою помощь. Конечно, слежу за собой, на хороших продуктах и вещах стараюсь не экономить. Вот, например, недавно решила, что мне нужно новое удобное кресло на колесиках с мягкой спинкой. Взяла и купила его. Теперь пользуюсь с удовольствием. Пенсии, что я получаю, мне вполне хватает на все мои потребности. Просто нужно уметь правильно распоряжаться тем, что имеешь. Это касается и денег, и здоровья, и всех остальных благ, – сказала в заключение нашей беседы Ира Ивановна Ковалева.
Л. Казмерова, наш корр. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прайс на 2022 год

Архив новостей

Декабрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Рубрики