Творческий подход к жизни и ремонту обуви

26 ноября отмечается Международный день сапожника – профессиональный праздник мастеров и ремесленников, занимающихся дизайном, изготовлением обуви, и специалистов по ремонту.

Изготовление обуви и ее починка – очень древнее ремесло, и первоначально работа сапожника была исключительно ручным трудом, обувь шилась на конкретного человека. Не удивительно, что эта профессия была одной из самых востребованных, а настоящие мастера ценились на вес золота. Со временем прогресс изменил и эту отрасль – сегодня мы носим обувь, изготовленную промышленным способом. Казалось, ручной труд в производстве обуви исчезает и мастер-сапожник уже не востребован. А вот и нет. По-прежнему остается важным и нужным сапожник – специалист по ремонту обуви. Отлетела набойка, сломался каблук или замок на сапогах, стерлась подошва – и мы уже спешим к нему за помощью. Кстати, за всю многовековую историю профессии, именно работа специалиста, который ремонтирует обувь, мало чем изменилась – главную роль в данном деле по-прежнему играют не технологии, а мастерство исполнителя, который дарит обуви вторую, а то и третью жизнь.
Повторюсь, ручной труд сапожника всегда был сложным мужским ремеслом. В русском языке даже нет слова, обозначающего женщину сапожника. Однако слабый пол за последние сто лет отобрал у мужчин не одну профессию, и профессия сапожника тоже оказалась в этом списке. И хотя до сих пор дам – мастеров по пошиву и ремонту обуви встретишь нечасто, в поселке Глубоком есть такой специалист. Много лет в райцентре успешно работает хрупкая и улыбчивая Елена Короченцева. Почему она выбрала для себя мужское дело, с какими необычными заказами приходят клиенты и какую обувь стоит покупать – в преддверии профессионального праздника мы заглянули в мастерскую Елены, чтобы увидеть закулисье древнего ремесла.
– Елена, расскажите о себе, почему выбрали профессию сапожника?
– Я родилась в Молдавии, а в 16 лет вместе с родителями переехала в Россию, в Калужскую область. С этого времени начала учиться сапожному делу. Нет, никаких учебных заведений не оканчивала, училась у родителей. Они оба сапожники, сначала работали по найму, затем открыли мастерскую в Москве, и я присоединилась к ним в 2000 году. Потом вышла замуж, родились дочь и сын. В 2008 году мы с семьей переехали в Глубокий, на родину мужа. Когда дети пошли в детский сад, решила вернуться к работе. Нашли с мужем помещение (ларек у рынка) и в качестве индивидуального предпринимателя в 2009 году я открыла свою мастерскую, в которой проработала почти 13 лет. В прошлом году переехала в Москву, устроилась работать по специальности, но для меня важно, чтобы семья была рядом. Мои дети – студенты, учатся в вузах Новочеркасска и Ростова. Поэтому вернулась в Глубокий. Сейчас как самозанятая продолжаю работать.
– Все-таки сапожник – мужская профессия. Вас не страшило, что не справитесь?
– Ничего меня не страшило. Я человек творческий и рукодельничать очень люблю, поэтому ремесло сапожника мне по душе. Люблю делать обувь, когда она совсем «убитая». Другой бы сказал «не подлежит ремонту», а я берусь, мне интересно. И наслаждаюсь результатом. Еще когда клиент от радости охает-ахает! Вся прелесть работы в том, что ты востребованна, нужна.
– А все в ремонте вам по силам или без мужских рук не обойтись?
– Сначала те операции, где нужна сила, делал муж, например набойки, а я занималась строчками, молниями. Потом со временем, когда его не было, а делать надо, научилась сама, теперь вся мужская работа освоена.
– А были производственные травмы?
– Когда только училась, часто пальчики колола. Шьешь подошву, крючком прокалываешь материалы, и можно уколоться. С опытом начинаешь чувствовать лучше, так что травм давно не было.
– Вы в профессии 22 года, изменилась она за эти годы?
– Разве что мода на обувь менялась, а принцип работы сапожника остался тот же – пришить, подбить, залатать. Много ручного труда. Когда открыла свою мастерскую, оборудования почти не было, постепенно закупала. Самое главное – нужна была специальная швейная машина. Сначала работала без нее, шила вручную, получалось, что с одной парой возилась несколько часов. Когда купила швейную машинку, дело пошло гораздо легче и быстрее. Также нужно было купить специальный станок, на котором делается ремонт набоек. Но в основном работа ручная, поэтому нужны были такие инструменты, как крючки, иглы, ножи и прочие. Машинка, к слову, служит до сих пор.
– Сколько времени нужно потратить на ремонт одной пары? Вы, как опытный мастер, можете определить с первого взгляда?
– Никогда не угадаешь. Иногда кажется, тут все легче легкого. А попадется нюанс, и сидишь часами. Или наоборот: приносят очень изношенную обувь, думаешь, с этой парой провожусь неделю. А начинаешь, и все так гладко и быстро идет. В общем, у каждой пары свой характер.
– Это зависит от клиента?
– Можно сказать, и так. Бывают люди сложные, и обувь их сложно чинить. Но в основном все мои клиенты мне давно и хорошо знакомы, я только внешне по обуви могу сказать, кому она принадлежит.
– Расскажите о клиентах.
– Кроме глубочан, это жители ближайших хуторов. Есть клиенты из Каменска. Студенты, которые учатся в других городах, везут обувь на ремонт. Один раз прислали из Питера пару обуви по почте, там мастера не взялись за ремонт. Первые годы у меня было много клиентов – в день чинила до 50 пар обуви, ночами спала буквально пару часов. Потом образовался свой круг, наплыв стал меньше. Сложно сказать, почему. Думаю, это связано с тем, что люди стали покупать дешевую обувь, проще приобрести несколько пар, сносить и выбросить. Но есть клиенты, которые носят обувь десять лет и больше, не раз уже чинила таких долгожителей. Вот недавно постоянный клиент принес ботинки, лет 15 носит, просит восстановить. Буду думать, чем помочь.
– Специалисты по осанке говорят, что огромное значение для здоровья имеет состояние стоп. А дешевая обувь служит плохую услугу владельцу. Вы согласны?
– Да, обычно при производстве кожаной обуви применяют хорошие качественные материалы. Не только верх, но и подошва, супинаторы. Поэтому я рекомендую хорошую качественную кожаную обувь. В ней тепло зимой, не жарко летом, она дышит. Мне однажды принесли на ремонт детскую пару. Из чего была сделана обувь, не знаю, но я рекомендовала родителям, чтобы они сменили эту пару. Ненормально, что у малыша в ней появляется неприятный запах. Но, выбирая обувь, не стоит ориентироваться только на цену. У каждого своя посадка, вы должны обуться, походить, почувствовать и влюбиться в эти туфли-сапоги.
– Нам очень не хватало вас, когда вы закрыли мастерскую и уехали в Москву.
– Мне тоже не хватало своих клиентов. Ведь за годы работы сложился целый круг. Люди звонили мне в Москву, сетовали, что уехала. Это был один из аргументов вернуться.
– А в чем разница работы мастера по ремонту обуви в столице и у нас?
– Мне в целом понравилось работать в Москве, я трудилась в мастерской в центре, в Китай-городе. В починку там сдают дорогую обувь и сумки. Я приобрела очень ценный опыт, который смогу применить уже для своих любимых клиентов здесь. Технологии не стоят на месте, я узнала о совершенно новых материалах, с помощью которых обувь можно чинить, чистить и восстанавливать. Получились своеобразные курсы повышения квалификации.
– Сапожник без сапог. Правильная поговорка?
– Скорее да. Я, например, себе обувь чиню редко. Мне нужно очень любить свои ботинки, чтобы сесть за их ремонт.
– А винтажная обувь в вашей практике встречалась?
– Не часто, но бывает. Мода возвращается, и люди чинят, точнее реставрируют, хорошую кожаную обувь, которая пролежала пару десятков лет. Я как-то нашла у тети туфли 60-х годов классического дизайна. Просто влюбилась, выпросила и отреставрировала. Ношу теперь.
– Мы знаем, что вы успеваете кроме основной профессии заниматься творчеством.
– Да, долго увлекалась изготовлением предметов в технике декупаж. Муж делал заготовки из дерева, я занималась декором. Было много идей, хотелось их воплотить. Сейчас занялась изготовлением молд – это формы из силикона для рукоделия. Тут уже помогает сын – разрабатывает для меня 3D-модели.
**
Но, как оказалось, творчество и рукоделие – не единственные увлечения нашей героини. Несколько лет она изучает, пожалуй, самый мелодичный язык на свете – итальянский и бегло на нем говорит. Подружилась и общается по интернету с итальянцами, которые учат русский. Получается такое взаимовыгодное сотрудничество, языковая практика с двух сторон. Конечно, Елена мечтает сама побывать в Италии, чтобы увидеть всемирно известные достопримечательности и попрактиковаться в языке вживую. Очень хочется, чтобы такая красивая мечта исполнилась. Тем более сапожному мастерству такое увлечение совсем не мешает. Мы в редакции в этом убедились сами.
Вот такие интересные, разносторонние и творческие люди живут в нашем районе.
И. КУНИЦКАЯ, наш корр. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прайс на 2022 год

Архив новостей

Ноябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  

Рубрики